Back to top
Статьи

Ленинград: А был ли ска?

21.01.2018

Тру или не тру, ска или не ска, панк или пропал? — попытаемся найти ответы на вопросы, преследующие Ленинград


Так сложилось, случилось — в мире нет никаких аналогов «Ленинграду». Нам равняться не на кого. Вот у Земфиры есть Том Йорк, она равняется на него, и ей гораздо проще. Том Йорк что-то сделал, можно сделать то же самое, и будет заебись. У нас такого нет — мы придумываем всё сами. К сожалению. 

Это высказывание Сергея Шнурова не случайно выбрано в качестве эпиграфа. Про аналоги Ленинграду кое-как, с горем пополам, ещё рассуждать можно. Более того — всегда найдётся куча «добрых людей», которые объяснят тебе, несведущему, у кого и когда Шнуров что содрал или своровал. Всегда проще раскритиковать объект зависти, чем самому заняться чем-то полезным. Но если на ранних стадиях своей деятельности Ленинград могли себе позволить «засемплировать» (ну, или окей — спи$дить) кусок из песни каких-нибудь не особо популярных музмаргиналов The Tiger Lillies, то дальше в ход пошли всем известные фрагменты — вспомните хотя бы «Прогноз погоды» из «Дачников» — ну кто этого проигрыша не слышал? Русский рок крал воровато оглядываясь, надеясь, что народ не прочухает и схавает, и он зачастую «хавал». Шнуровские цитаты сразу же были сродни семплам в хип-хопе — рассчитаны на узнавание и восторженное восклицание: «Как лихо они этот кусок спи$дили и сыграли!» Да и в самом первом альбоме «Пуля» уже был вполне узнаваемый проигрыш из легендарного хита 2unlimited «No Limits», а в «Дай любви!» (бонусы из «Мата без электричества») звучал один из самых узнаваемых стандартов всех времён и народов «Tequila». Тем и брал Ленинград, что никто ничего не скрывал.

Привязать Сергея Шнурова и его группировку к какому-то гетто, которыми у нас являются и панк-рок, и поп-рок, и хип-хоп, — цель, которая никогда не оправдает средства. Рассуждая про Земфиру и Тома Йорка из Radiohead, лидер Ленинграда поставил диагноз большинству отечественных рокеров. Сколько подобных историй, и как этот принцип до сих пор работает! В панке: наслушался NOFX, Lagwagon etc. — и вперёд с песней, делаешь всё по калифорнийскому шаблону, засевшему в твоей голове намертво, то же самое с Ramones, то же самое с кучей других панк-групп. И не в панке: Том Уэйтс нравится? Ну так и лабай под него, и множатся на земле русской местные уэйтсы или гоголи борделло для бедных и очень бедных. Более того! Появляются клоны клонов. По незнанию или по глупости молодые ребята косят уже не под оригиналы, а под местные копии. Так что своим высказыванием Шнуров подчёркивает, что в ногу со всеми идти не хочет, и в какое-либо гетто его загнать не получится. Вообще единственный случай верности стилю случился с героем нашего времени только в период существования группы Рубль, игравшей гаражную хардятину без заплывов в шансон или ска, не говоря уж об эстраде.

Или например, у тех же Сектора Газа герой — это человек, который не менял носки, срал в постели и всё остальное. Для определённого круга людей, задающих тренды, моду, такой персонаж был неприемлем, это же гопник

А как же ска? У многих почему-то ска и Ленинград накрепко ассоциируется с тем моментом, когда в группировку целиком влился ска-панк ансамбль Spitfire, туривший по Европе и распевавший песни почти исключительно на английском языке. Но ска-то играть Ленинград начали ещё старым составом, на «Дачниках», когда никакого «Spitfire» в помине не было (вернее, быть-то они были, но не в составе Ленинграда). Решив, что без экспертного мнения в этом вопросе не разобраться, я обратился к Дмитрию Наумову, лидеру коллектива «БИРТМАН».

Человечество до сих пор не может понять, почему группа Ленинград стала такой популярной. Многие считают, что из-за мата, но ненормативную лексику использовали группы ещё с 80-х гг. ХХ века, и такого взрыва интереса не случалось. По моему разумению, если брать саму идею, первое, что попало в точку в конце 90-х или в 2000-м году — это понимание концепции героя, от лица которого поются песни. Тут параллель с Гайдаем можно провести, поскольку Шурик — это был первый герой-студент и интеллигент. До этого главными героями советских фильмов были люди из рабочего класса. И потому Шурик нашёл понимание и отклик среди совсем других масс. Герой, которого придумал Шнуров — это впервые был пьющий интеллигент. Те группы, которые начали раньше, Ляпис Трубецкой или Леприконсы, вся эта белорусская волна, у них главный герой был неудачник, просто алкаш. Или например, у тех же Сектора Газа герой — это человек, который не менял носки, срал в постели и всё остальное. Для определённого круга людей, задающих тренды, моду, такой персонаж был неприемлем, это же гопник. Если вспомнить писателя Гоголя и взять за шиворот любого человека, даже не читавшего «Мёртвые души», то он всё равно скажет, что Николай Васильевич — гениальный писатель. Откуда он это узнал? Из школьной программы, когда небольшая кучка людей диктует определённые концепции массе. И вот эта аудитория, которая начитана, делает конкретный посыл в случае с Ленинградом. Пьющая интеллигенция приняла шнуровского героя за своего. Шнуров очень правильно попал в саму концепцию.

Группы, которые придерживаются одного стиля в музыке, на хYй никому не нужны. Это общемировая тенденция. Есть крутые ска-группы в мире, но их знает кучка меломанов, хUEсосов и всё

Второе, если говорить про музыку. Тут всё совпало с мировой модой на балканщину, на ска. Тогда в принципе это была модная музыка. Лично я понимал, что должна появиться группа, которая соберёт все эти тренды и еб@нёт как следует, потому что если кто-то определённую тему не дотягивает, всегда появится тот, кто эту тему закроет. Группы, которые придерживаются одного стиля в музыке, на хYй никому не нужны. Это общемировая тенденция. Есть крутые ска-группы в мире, но их знает кучка меломанов, хUEсосов и всё. Мне самому неинтересно слушать альбомы групп, выдержанных в одном стиле, тем более, что ска, что рокабилли — музыка однообразная. Это любому слушать тяжело. Выживают группы, которые занимаются смешением всех стилей подряд. Послушать тот же Madness или Stray Cats, которые не в одном стиле играют, а всегда используют разные элементы. Ранний Ленинград — это был пьяный оркестр, который концепцию реализовывал как надо. Что произошло с приходом Spitfire? Spitfire, по большому счёту, хитов тогда не имели. Ездить по Европе — это же не значит популярным быть. Да, ска они играли лучше всех в России. Никто, конечно, ни в какой ска-панк с появлением этих музыкантов не ушёл, просто задачу, поставленную Шнуровым, этот коллектив стал грамотно решать.

Ленинград дали надежду, обманув целое поколение. Потому что люди подумали: «Можно написать простой текст, добавить туда мата, добавить в аранжировку дудки, и популярность к тебе придёт». Кто-то вылез на этой волне, да и вообще в каждом городе есть две-три такие группы, которые поют песни с текстом: «Я охYенен, пи$дат, люблю баб и пиво»

Вот слушаю я людей, которые говорят: «Ранний Ленинград — это настоящий Ленинград. Сейчас полная хYiня». И это мнение людей всегда присутствует в любой ситуации. То есть: если человек ходил в засранное кафе, где когда-то влюбился в бабу Тамару, а потом там сделали ремонт и стало реально лучше — он всё равно будет говорить: «Раньше было человечнее, я чувствовал себя комфортнее». Это такая определённая ревность. Я был на концерте Ленинграда, когда в зале набралось максимум 50 человек. Сейчас я не хожу на концерты Ленинграда, но не потому, что считаю это плохо. Наоборот — это логичный рост коллектива, группа должна расширять свою аудиторию, должна делать лучшее шоу. А то, что узкая кучка меломанов к этому ревниво относится — так это нормально, так бывает всегда.

С приходом Spitfire не поменялся никакой стиль, просто подача стала в коммерческом смысле более выгодной. То, что в старом составе было — мало кто теперь улавливает, какая-то крошечная стайка. Просто иногда эта стайка формирует мнение масс. Например, когда я прописываю на студии гитару в стиле 70-х, понимаю, что большинство это не уловит, но найдётся кто-то понимающий.

Как ска-коллектив Ленинград воспринимать невозможно. Ленинград — это яркий пример того, как в принципе должна развиваться группа. Да и, к примеру, Странные Игры чистый ска никогда не играли, схватывали что-то у Madness и делали очень интересную музыку, вопреки большинству из рок-клуба, которое распевало какие-то политические песни.

Пока не перешло всё в однодневные проекты, которые какие-нибудь пост-панк группы делают. Записывают дома на балалайке какую-то ёб@нь, выкладывают, словят хайп и считают себя суперзвездой. Это же на один-два дня!

Ленинград оказал огромное влияние на группы 2000-х годов, это эпидемия определённая. В Америке есть такое понятие, когда лидер проката вытягивает на себе всё, что только можно. Оставляет лузеров позади. Такой магнит огроменный, который притягивает к себе всю аудиторию. Ленинград дали надежду, обманув целое поколение. Потому что люди подумали: «Можно написать простой текст, добавить туда мата, добавить в аранжировку дудки, и популярность к тебе придёт». Кто-то вылез на этой волне, да и вообще в каждом городе есть две-три такие группы, которые поют песни с текстом:

«Я охуенен, пиздат, люблю баб и пиво»

Очень надеюсь, что эта эпидемия закончится. Та же группа Ленинград, попав в точку, стремительно зашла в современный шоу-бизнес, а многие так и околачиваются на границе. Даже те группы, которые поют сейчас на «Нашествии» не понимают, что они уже в аду. А Ленинград вошёл в современный шоу-бизнес, и благодаря им до сих пор актуальна весёлая инструментальная музыка. Они до сих пор держат тренд, они в моде. В этом смысле Ленинград в помощь многим коллективам. Не было бы их — хорошая инструментальная музыка не пользовалась бы успехом. И пока не перешло всё в однодневные проекты, которые какие-нибудь пост-панк группы делают. Записывают дома на балалайке какую-то ёб@нь, выкладывают, словят хайп и считают себя суперзвездой. Это же на один-два дня!

В Ленинграде были элементы всех направлений музыкальных. Когда я услышал Ленинград ещё на кассетах и давал своим знакомым, не имевшим отношения к музыке, то они там слышали одни штампы. Слышали мат и говорили, что это Сектор Газа. Слышали дудки и говорили, что это Ляпис Трубецкой. Было полное непонимание. Так вот, приход Spitfire и ротация на правильных радиостанциях привели к тому, что Ленинград захватили всю массовую аудиторию. Самое интересное, что шоу-бизнесу нашему около 20 лет, но так редко появляется что-то стоящее. Как говорится «Шнур сейчас ушёл в Кобзоны». Это конечно не так, но настолько вся эта хунта во главе с Кобзоном неприкасаема, что много лет продержится. Вот «Новогодний огонёк» по Первому — это же просто длинный «Вечерний Ургант». Эрнст понял, какая на канале самая популярная передача и растянул её. Эту старую пи$добратию подтянул... У них же нет интернет-поддержки, не будут на такие передачи звать — кому они нужны будут? А Шнур, пусть и порой ошибаясь, идёт вперёд.

Так что если материал будет называться «А был ли ска?» — то был, но смешной. У нас же Россия — всё смешное: и ска смешное, и байкеры смешные…

Напоследок остаётся добавить, что на протяжении многих лет слышатся разговоры про скорый крах и кризис Ленинграда.

Взять высказывания того же светилы журналистики Д.Л.Быкова. Год 2010: «Настало время серьезных размышлений и самоопределений, и герои этого времени — уже никак не группа “Ленинград”. Шнуров на этом фоне — печальный анахронизм», а вот год 2016-й: «Я не думаю, конечно, что Шнуров станет когда-нибудь автором нового российского гимна. Но символом эпохи станет, и даже уже стал — не зря его команда называется “группировкой”, не зря она гордо носит имя “Ленинград” (он, конечно, не стал никаким Петербургом) и не зря главным культурным событием года становится песня про лабутены». Так и не поймёшь сразу — так анахронизм Шнуров или символ эпохи? Хотя в обеих статьях Быков недоволен, ворчит и критикует, противореча отчасти самому себе из прошлого. И такие недовольные на протяжении двадцати лет — лишнее свидетельство актуальности Ленинграда.

В конце концов, ска или не ска — да какая разница? Не будет группировки Ленинград и её предводителя, цитаты из речей которого превращаются в современные афоризмы — будет смертельно скучно в этом нашем шоу-бизнесе, еб@ном мазафака.

 

Размышлял о ска и записывал комментарии Константин «Картман» Поздняков